— Пожалеешь, — баском припугнула женщина и покосилась в мою сторону. — Такой человек, тебе и не снилось...

— Ну, иди, иди! — заторопила Нина Васильевна гостью и закрыла калитку. — Тоже мне, — проворчала она и направилась ко мне: — Чаи гоняешь?!

Я кивнул и поинтересовался, что это за птица приходила в таком наряде.

— А, — отмахнулась она. — Живет здесь... шлендра! За кипяток плати отдельно!

— И сколько? — спросил я, не понимая, чем это она так расстроена. — Гостью обидели и...

— Начхать я хотела! — перебила меня Нина Васильевна и взглянула зло. — Гони два рубля за чай!

Она кинула деньги в карман передника, постояла в задумчивости и, вспомнив женщину, сказала, что та не хочет поселить у себя кого-то из приезжих. Видно было, ранний визит ее расстроил не на шутку, и, вероятно, с такого расстройства она потребовала с меня еще три рубля, сердито пояснив:

— На прописку!

И скрылась в доме.